November 13th, 2021

Давид Гирландайо Великодушие Александра Македонского



от исторического консультанта FVL1_01: собственно эта картина показывает нам не сколько само великодушие Александра Филиппыча Македонского, сколько тщательное выстраивание мизансцены для проявления этого великодушия... Какой великий артист побеждает! - могли бы мы процитировать Нерона. Что же показывает нам художник в столь многоплановом и многофигурном живописном произведении. Персы проиграли битву при Иссе. Крепко проиграли. Можно сказать вчистую - мы видим царя Дария улепетывающего из боя  ("Кто вовремя из битвы убегёт, до новой битвы точно доживет), и греческих воинов, подавляющих остатки сопротивления. На заднем плане захват обоза. В Центре готовится инсталляция трофеев - захваченные доспехи Дария, походная утварь Дария, казна Дария и шатер Дария демонстрируют собравшейся тусовке будущее отсутствие проблем с финансами у Македонского. Где то должна быть еще и колесница Дария, но ее условно не показали. Дальше Македонский в стильном плаще и короне, при собаках, изящно изгибаясь, принимает поздравления своих генералов, поляна накрывается для дружеской пирушки в честь победы, слуги таскают набор военно-полевой золотой посуды (камуфлированную посуду еще не придумали - отсталый мир, ни одного магазина "Экспедиция") и наконец тащат пленных женщин - это мать Дария, жена Дария и дочери Дария - брошенные как бесполезное в военном отношении имущество Дарием. Похоже одна из девиц знает свое дело туго - и заранее демонстрирует изящные ножки (и не прогадает - это спойлер).

Все подготовлено для пафосной сцены "Великодушия Александра Македонского" - но пока никаким великодушием и не пахнет.

PS https://collections.vam.ac.uk/item/O130907/the-magnanimity-of-alexander-the-tempera-painting-ghirlandaio-davide/

Автор неизвестен Чимоне встречает Ифигению



Это не та Ифигения, которую принесли в жертву греки, когда не смогли доплыть до Трои. Это другая. Тоже в общем-то страдательное деепричастие. Другое дело, что бывают ситуации, когда почти любой человек оказывается жертвой обстоятельств более сильных, чем те, которые он может преодолеть. Итак, Декамерон, пятый день, первая новелла:

Итак, как то мы читали когда-то в древних историях киприйцев, жил на острове Кипре именитый человек, по имени Аристипп, который мирскими благами был богаче всех других своих земляков, и если бы судьба не обидела его в одном отношении, он мог бы быть довольным более всякого другого. А дело было в том, что в числе прочих сыновей у него был один, превосходивший ростом и красотой тела всех других юношей, но почти придурковатый, и безнадежно. Его настоящее имя было Галезо, но так как ни усилиями учителя, ни ласками и побоями отца, ни чьей-либо другой какой сноровкой невозможно было вбить ему в голову ни азбуки, ни нравов и он отличался грубым и неблагозвучным голосом и манерами, более приличными скоту, чем человеку, то все звали его как бы на смех Чимоне, что на их языке значило то же, что у нас скотина. Его пропащая жизнь была великой докукой отцу, и когда всякая надежда на него исчезла, чтоб не иметь постоянно перед собой причины своего горя, он приказал ему убраться в деревню и жить там с его рабочими. Чимоне это было очень приятно, потому что нравы и обычаи грубых людей были ему более по душе, чем городские. И вот когда, отправившись в деревню, он занимался подходящим для места делом, случилось однажды, что пополудни он брел из одного хутора в другой с палкой на плече и вступил в рощу, самую красивую в той местности, с густой листвой, так как был месяц май, идя по ней, он вышел, руководимый своей удачей, на лужок, окруженный высокими деревьями, на одной из окраин которого находился прекрасный холодный родник, а возле него он увидел спавшую на зеленой поляне красавицу в столь прозрачной одежде, что она почти не скрывала ее белого тела, и лишь от пояса вниз на нее был накинут тонкий белый покров; у ног ее спали, подобно ей, две женщины и мужчина, слуги той девушки.

Когда Чимоне увидел ее, опершись на посох и не говоря ни слова, точно никогда дотоле не созерцал женского образа, он с величайшим восхищением принялся внимательно смотреть на нее. И он почувствовал, что в его грубой душе, куда не входило до тех пор, несмотря на тысячи наставлений, никакое впечатление облагороженных ощущений, просыпается мысль, подсказывающая его грубому и материальному уму, что то – прекраснейшее создание, которое когда-либо видел смертный. И вот он начал созерцать части ее тела, хваля ее волосы, которые почитал золотыми, ее лоб, нос и рот, шею и руки, особливо грудь, еще мало приподнятую, и внезапно став из пахаря судьей красоты, в высшей степени пожелал увидеть ее глаза, которые она, отягченная сном, держала закрытыми, и, дабы узреть их, несколько раз ощущал желание разбудить ее. Но так как она показалась ему несравненно прекраснее всех женщин, виденных им дотоле, он сомневался, не богиня ли это; но у него было настолько разуменья, чтобы понять, что божественным созданиям подобает большее уважение, чем земным, вследствие чего он и воздержался, выжидая, пока она не проснется сама, и хотя проволочка казалась ему слишком долгой, тем не менее, объятый необычным удовольствием, он не решался уйти.


Дальше читайте сами, кто не читал. Я вот сейчас освежила в памяти, до сих пор икаю.

PS Лондонская национальная галерея, XVI век без уточнения.
https://www.nationalgallery.org.uk/paintings/italian-venetian-the-story-of-cimon-and-efigenia